• lenkovsky

Электричество — это просто!

Пост обновлен 21 июля 2018 г.

Книгу с таким названием получает от своей пассии ботаник, готовый разобраться в незнакомом деле и свернуть горы ради... А ради чего, собственно? Скорее для того лишь, чтоб мы с вами могли посмеяться.

Пособие для чайников

Герой чёрно-белой немой комедии «Электрический дом», которого играет легендарный Бастер Китон — и впрямь ботаник. В прямом смысле, а не в переносном: не какой-то там очкастый задохлик, а настоящий, дипломированный ботаник — мы знакомимся с ним на церемонии вручения дипломов народного университета.

Тут, прямо на церемонии, и начинается забавная неразбериха между выпускниками в шапочках-конфедератках и длинных мантиях: все документы внезапно оказались перепутаны, и выучившемуся на электрика выдали диплом маникюрши, занимавшемуся ботаникой — диплом инженера-электрика, а вот маникюрше — диплом магистра ботанических наук...

Благодаря этой завязке вместо настоящего электрика в дом к богатому человеку, желающему электрифицировать свой быт, нанимают... ботаника. Как отступиться, если за работу обещают кучу денег, а из-за плеча миллионера-работодателя выглядывает, улыбаясь тебе, его дочь-красавица? Персонаж Бастера Китона ошарашен, но отказаться от не соответствующей своему образованию вакансии не в силах.

Миллионер в автомобиле доставляет молодого псевдо-инженера к дверям своего особняка, поручает обустройство дома его заботам и тут же отправляется в круиз. Увлечённая юношей девица уезжает вместе с папашей, однако на прощание дарит герою Китона многообещающую улыбку. И, незаметно для отца, суёт этому ботанику в руки книгу. «Электричество — это просто!» — вот что значится на обложке.

(Не этот ли эпизод держал в голове британец Ник Парк, делая уже в наше время свои знаменитые мультфильмы про Уоллеса и Громмита? Его башковитый пёс Громмит, живущий рядом с изобретателем Уоллесом, знает и понимает в технике подчас больше хозяина. И — обратим особе внимание! — всегда имеет под рукой весьма полезное издание «Электроника для собак»)

Итак, герой Китона, усаживается прямо на поребрик тротуара, чтобы прочитать пособие по электричеству для «чайников». Или для ботаников, как вам угодно.

Не боги горшки обжигают

Разумеется, он во всём разберётся.

Придумывал фильм сам Китон. Человек с его судьбой и не мог считать по другому.

Китон, между прочим, диплома не имел. Он и школу-то не посещал — потому что с младенческих лет выступал перед публикой вместе с родителями и с самим Гудини! Вот уж кто был ловок и умопомрачительно изобретателен, и в чьём лице идея о том, что для человека нет ничего невозможного, получила своё зримое воплощение.

Гарри Гудини был партнёром его родителей по совместному «Медицинскому шоу»: отец Бастера танцевал и делал сальто, его мать играла на саксофоне, а Гудини показывал карточные фокусы и поражал зрителей тем, что с необыкновенной лёгкостью освобождался от наручников местного шерифа.

Кстати, говорят, что своим прозвищем Бастер Китон обязан именно Гудини. Якобы Китон в шестимесячном возрасте свалился с огромной лестницы, не получив ни одной царапины, а Гудини, бывший свидетелем этого грандиозного падения, поднял его и сказал : «My, what a buster!» Что до обучения грамоте — читать и писать Китон выучился уже подростком: «В школе я не училсяу меня было по четыре выступления в день. Когда мне исполнилось тринадцать, одна хористка из нашей труппы позвала меня в гримерку, разделась и разрешила делать с ней все, что мне вздумается. А в перерывах она учила меня читать и писать.»

Зато он был отличный выдумщик. Китон всю жизнь сочинял и рассчитывал свои трюки сам, и для них создавалась масса технических придумок и разнообразных конструкций. Для этого у него были все возможности — у этого парня только прекрасно «варил котелок», но и руки были золотые.

«Больше всего я люблю вспоминать Бастера работающим в саду за нашим домом», — рассказывала жена Китона, Элеонора Норрис Китон. — «У нас было что-то вроде "игрушечной фермы", всего в полтора акра площадью, и Бастер развёл на ней сад, трудиться в котором было его главным занятием — после работы над фильмами. Вообще-то, работая в саду, он и придумывал свои шутки, вернётся домой — а половина скетча уже готова...

Он смастерил стол для пикников, построил огромную железную дорогу, которая огибала этот стол по кругу и уходила обратно в гараж. Один вагон привозил оттуда три варёных яйца, в другом был хот-дог и маринованные огурчики, редиска, оливки и всё в таком духе. Длинный-длинный состав, нагруженный угощением, останавливался возле каждого гостя, так чтобы все могли взять, что захочется. Забавно было: откроешь порой холодильник, а там внутри — целый поезд с едой!»


Гаджет-комедия

Поезд с едой? В «Электрическом доме» такой как раз присутствует: небольшая железная дорога, доставляющая порционные блюда с кухни прямо на обеденный стол, а пустые тарелки транспортирующая обратно — прямиком в посудомойку. «Электрический дом» иногда называют гаджет-комедией, ведь основой для большинства гэгов в фильме стали различные электрические приспособления. Ими — благодаря усилиям главного героя — оснащён весь дом.

Хозяева возвращаются, и герой Бастера представляет им обновлённый, поистине «электрический» дом, где всё автоматизировано для максимального удобства его обитателей. Нововведения не могли не впечатлить тогдашнего зрителя. Вот неполный перечень чудес: эскалатор на второй этаж, выездная ванна и складная кровать в спальне, дверные створки, разъезжающиеся при одном нажатии кнопки, механизированная система выдачи книг с книжных полок в библиотеке, бильярд, модернизированный автоматом, собирающим бильярдные шары и так далее, и тому подобное... И теперь-то далеко не в каждом частном жилом доме мы встретим подобное, а век назад все эти новшества производили изрядное впечатление!

«Ревущие 20-е»

В известном смысле, «Электрический дом» — символ эпохи Просперити, начавшейся в США как раз в год создания фильма. Вспомним, что невероятно быстрому росту экономики США в 20-е годы прошлого века способствовало во многом именно мощное развитие электротехники, которая тогда была одной из передовых отраслей американской промышленности. Успешно шёл процесс оснащения промышленности электродвигателями, электрификация больших и малых городов. Множество изобретений в электротехнике нашли свое применение в разнообразных бытовых приборах. Одним из самых популярных людей того времени был Генри Форд, который впервые ввел конвейерное производство на своих автомобильных заводах. Форд мог платить своим рабочим высокую зарплату и в то же время получать гигантскую прибыль за счет серийного производства знаменитого автомобиля, который смогли позволить себе купить миллионы американцев.

В какой-то момент стало казаться, что американцы получили чудесную способность, подобно Мидасу, превращать в золото все, к чему прикасались. Американское общество оказалось ориентированным на безудержное, ничем не ограниченное потребление. Для многих американцев 20-е годы прошлого столетия запомнились как нескончаемый праздник, который, казалось, будет продолжаться вечно. Конечно, всему этому безудержному веселью придёт конец, наступит Великая Депрессия, но это будет позже, пока же дух «ревущих двадцатых» воспринимается современниками как радикальная модернизация и разрыв с традиционными ценностями викторианской эпохи.

Благодаря новым технологиям всё представляется легко осуществимым, жизнь кажется фривольным танцем, и мы — вместе с Китоном в «Электрическом доме» — не можем не смеяться, и в смехе этом мешаются ирония, насмешка, зависть, восторг и предвосхищение грядущего прогресса.

«Бунт машин» как повод посмеяться

Разумеется, новомодные по тем временам гаджеты, которыми оборудован Электрический дом, в самый неподходящий момент начинают вести себя не так: отчасти — благодаря неумелому управлению («юзеры» не привыкли ещё к подобным техническим чудесам), отчасти — благодаря противнику Китона, обиженному на нашего ботаника. Ведь Бастер лишил его, настоящего дипломированного электрика, заманчивой вакансии — злопамятный инженер проникнет в дом, чтобы отомстить. Месть его будет ужасно... смешной. Смешной, разумеется, не для героев, а для нас, зрителей.

Персонажи тем временем уже борются с капризным эскалатором, периодически выбрасывающим кого-нибудь в окно: набрав недюжинное ускорение, бедняги улетают, чтобы плюхнуться с высоты второго этажа в открытый бассейн.

Гаджет-комедия всё набирает и набирает обороты: складная кровать складывается вместе со своей хозяйкой — лишь её изящные ножки торчат из конструкции, комично взывая о помощи, раздвижная дверь зажимает чью-то голову, автоматизированное устройство подачи книг с полок раздает в кабинете хозяина оплеухи и подзатыльники гостям, железная дорога сходит с рельсов и вываливает содержимое тарелок на хозяйку дома...

К счастью, именно изобретение ботаника — меняющийся уровень дна у бассейна — не позволит ему, жертве собственных гаджетов, в финале утопиться по-настоящему. Привязав камень на шею, он бултыхнется в воду, однако дочь миллионера вовремя повернёт рычаг... «Человек без улыбки»

Всю комедию мы хохочем над трюками, и только один человек сохраняет серьёзность и сосредоточенность в любом положении — сам Бастер Китон. Его называли «Человек с каменным лицом» или «Комик без улыбки». Невероятная способность этого человека разыгрывать на экране самые нелепые и абсурдные ситуации, сохраняя при этом совершенно невозмутимое выражение лица, многократно усиливала комический эффект его фильмов.

В отличие от Чаплина, Арбакля и других популярных комиков, Китон не привязывал себя специально к каким-то определённым предметам гардероба или аксессуарам. Чаще всего у его героя на голове был головной убор, но и это не являлось обязательным условием. Достаточно было пресловутого «каменного лица», и зритель сразу понимал, кого он видит на экране.

Оказывается, продюсеры контрактом запрещали ему улыбаться не только в кино, но и в общественных местах! За нарушение этого пункта контракта Китон должен был выплачивать неустойку.

«Слабый и удачливый, как Чарли, выдумщик, мастер на все руки, меланхолик, он выглядел убежденным в абсурдности мира и жизни, был готов всё принять и всё преодолеть, — писал о герое Бастера Китона известный историк кино Жорж Садуль. — Однако он редко становился жертвой абсурдных ситуаций, страдая больше от механических средств, входящих в набор комического реквизита клоуна».

Не столько механических, сколько электромеханических, с уверенностью добавим мы.


опубликовано в журнале "Энергостайл" #электричество

Просмотров: 79