• lenkovsky

«Трепал нам кудри ветер высоты...»


Время электриков


Представителей каких только профессий не найдёшь на картинах, живописных панно и фресках. От первобытных охотников до египетских писцов и греческих горшечников. Сборщики винограда и водоносы, погонщики верблюдов, прачки и белошвейки, рыбаки и плотники, маркитантки, гейши, повитухи, сиделки, лекари, патологоанатомы и гробовщики... Даже боги с античных времён владели профессиональными навыками. Выходцев с Олимпа старые мастера обязательно снабжали на своих полотнах атрибутами той или иной профессии: Гефест был кузнецом, Арахна – пряхой, Дионис – искусным виноделом. Электриков во все эти века на живописных полотнах не было.

Время не пришло.

Нет, можно, конечно, и громовержца и метателя молний Зевса-Юпитера трактовать как специалиста по грозозащите (а, скорее, по грозонападению), и тогда представленность профессии электрика в истории изобразительного искусства сразу начинает стремится к бесконечности! Можно, но справедливости ради надо признать – параллель эта (без сомнения лестная и способная взбудоражить воображение), не слишком точна. Всё-таки Зевс был богом в далёкой античности, а электрики – не боги, но герои. Настоящие герои новейшего времени. Оттого-то они и появились на картинах художников уже в двадцатом столетии. Двадцатый век всё круто изменил. И электричество стало важнейшей и неотъемлемой частью человеческого существования. И живопись как таковая (в том числе и под влиянием взрывающего мозг обывателя НТП) поменяла свои установки – на смену традиционным мифологическим мотивам и пассеизму пришли устремлённость в будущее и жизнестроительный пафос.


Монтёр и его грани



И тогда на живописном полотне миру явился... Монтёр. Картина художника Александра Богомазова так и называлась: «Монтёр». И написана она была в 1915-м. Гранёные и не очень свойственные обычному человеку формы его угловатой синей фигуры объяснялись не особенностями сложения модели-прототипа, но новым взглядом живописи на этот мир и всех людей в нём, не исключая, разумеется, и электромонтёров.

Силуэт монтёра, обобщённый до супрематического знака, кажется прочно стянутым линиями проводов. Этот очень интересный с точки зрения живописной композиции холст не слишком информативен в плане историческом: написанный сто лет назад, он не годится для утоления интереса бытописателя и архивиста, ведь реальный внешний облик, особенности спецодежды и снаряжения практически неразличимы. Исключение – «кошки», или монтёрские когти. Их угадать можно.

Итак, это отнюдь не реалистический портрет, но яркий образ человека висящего над крышами домов, в средокрестии силовых линий. Его главный атрибут – столб линии электропередач, – скоро станет каноническим. Этот изобразительный канон художники будут соблюдать неукоснительно в течение всего XX века. Эпоха авангарда закончится, электрики на картинах примут вполне человеческий вид. Но изображать их будут по прежнему на столбе или с ним в обнимку. Закономерно ли это? Разумеется, во-первых, столб – это мощный и многозначный культурный символ. Во-вторых, если вы видите, что живопись вернулась к реальности, значит... это вам только так кажется! Художники довольно быстро в массе своей оставили абстракцию, вернулись к фигуративности, перестали изображать людей в виде треугольников и квадратов. Но художественная реальность на новых полотнах вовсе не была калькой с действительности – просто родился новый художественный миф. Отражённая в полотнах жизнь она и похожа, и не похожа на себя, легко узнаваемая, и идеализованная одновременно. Вперёд, в будущее!



Итак, речь у нас теперь пойдёт об эпохе соцреализма.

Советское изобразительное искусство воспело и романтизировало профессионалала-труженика новой технической эры. Героями и полубогами новой мифологии стали люди труда. Они носили не белые льняные тоги, а спецовки и рабочие комбинезоны из брезента. Но величия им было не занимать. С одной стороны, тема электрификации заняла особое место в советском искусстве уже потому, что этому способствовало всеобщее восхищение масштабами хозяйственно-производственных преобразований. Культ технического прогресса. Полные оптимизма футуристические ожидания, общая устремлённость в светлое будущее. Золотой век человечества, по которому тосковала прежняя культура, вдруг оказался... впереди!

Разумеется, во многом такой переворот был ознаменован глобальным внедрением в мировое хозяйство электричества. Переменный ток теперь питал все сферы человеческой жизни... В списке профессионалов, излюбленных художниками тех лет, электромонтёры – и пожалуй, ещё монтажники-высотники – особая статья.

Впрочем, не только в живописи! В кино... В песнях... Знаменитая песенка про монтажников-высотников, с высоты посылающих привет любимым, тому подтверждение.

«Трепал нам кудри ветер высоты...»



Знаковая для искусства 30-х годов картина Серафимы Рянгиной «Всё выше!» написана в 1934-м , в одну из её поездок по стране (в те годы многие художники, увлеченные размахом индустриального строительства в стране, ездили на новостройки, создавали индустриальные пейзажи и портреты строителей ). Рянгина приехала на Кавказ – здесь строилась высоковольтная линия электропередачи. Художницу ошеломила величественная природа Сурамского перевала: сияющие снежные цепи гор, глубокие зеленые долины. И все выше и выше в горы поднимались мачты высоковольтных передач.

Высоту, на которую поднялись двое — юноша и девушка, молодые, красивые, сильные, художница передала превосходно. Острый, динамический ракурс, композиционное построение, высокая точка зрения – когда с головокружительной высоты взгляд зрителя буквально падает вниз. Там, в долине, словно игрушечные, белеют дома, и кажутся крохотными огромные опоры ЛЭП, увиденные сверху.

Высота и невероятный простор прекрасно отражены и в серии картин художника Юрия Боско, посвящённых Сталинградской (ныне Волгоградской) ГЭС, написанных в самом конце 50-х – начале 60-х («Над Волгой», «Будни Сталинградской ГЭС»): сверкающие далеко-далеко внизу солнечные блики на волжской воде, уходящие в небесную перспективу провода и стальные конструкции опор, а на переднем плане – сильные и уверенные, не боящиеся этой головокружительной высоты, спокойно сосредоточенные на своём деле люди.


Юрий Боско писал так, словно и сам залез с мольбертом на верхотуру, почти на одну с электриками высоту ( и от этого у зрителя реально захватывает дух).

На полотнах другого известного советского художника Виктора Попкова, написанных примерно в то же время («Электрики», «Молодость») мы, напротив, видим персонажей снизу, с земли. И складывается ощущение, что фигуры людей в рукавицах и спецовках, взятые в остром, неожиданном ракурсе, буквально парят над нами, парят в небе, подобно птицам.



На полотнах другого известного советского художника Виктора Попкова, написанных примерно в то же время («Электрики», «Молодость») мы, напротив, видим персонажей снизу, с земли. И складывается ощущение, что фигуры людей в рукавицах и спецовках, взятые в остром, неожиданном ракурсе, буквально парят над нами, парят в небе, подобно птицам:


Деревенский электрик


В фокусе упомянутых выше картин – гигантские, легендарные стройки. А вот и глубинка – на картине Фёдора Шапаева «Колхозный электрик» (1960).

Что характерно: фигура электромонтёра в новой системе мироустройства чем-то схожа с фигурой деревенского кузнеца в старом, дореволюционном укладе. Тот живёт на отшибе, имеет дело с огнём, и всегда колдун, как известно. Электрик также общается с силой «потусторонней»: ток невидим, но могущественен, и взаимодействовать с ним без смертельного риска может далеко не всякий. Но в отличие от несколько сумрачной и молчаливой фигуры кузнеца, повелитель электричества светел, прост в обращении и весел.

Гефест нового времени ходит на работу в ушанке и телогрейке. В отличие от хромого и мрачного коллеги, священнодействующего в сумраке кузни, освещаемой лишь пламенем горна, электрик работает под открытым небом, на просторе, на высоте, он дружен и с ветром, и с солнцем.

На картине Фёдора Шапаева герой именно таков. Не слишком молод, но румян, и буйные кудри выбиваются из-под его сдвинутой на затылок шапки.

На живописных полотнах 70-х почти ничего не изменилось, по прежнему монтёры – это сильные, крепкие люди. Теперь, правда, они бородачи – с дочерна загорелыми лицами и весёлыми глазами, и выглядят моложавее предшественников. Менее опытные на вид, менее тёртые жизнью. Послевоенное поколение, с энтузиазмом строившее Байкало-Амурскую магистраль (работа Вячеслава Жемерикина «Над Киренгой» (из серии «Мы на БАМе»), 1976). Но по-прежнему в фаворе человек труда; по-прежнему ценна и значима романтика трудовых свершений, и по-прежнему трудовые будни электромонтёров связаны с постоянным риском и работой на высоте.

Простые лица и исполненные монументального величия фигуры.

Героические будни свободных и сильных людей, укрощающих электричество, владеющих особыми знаниями и несущих свет людям в самом буквальном, практическом смысле этого слова...


От линейщика до космонавта


И не надо думать, что только в СССР художники смотрели на электриков с восхищением. В числе послевоенных работ Нормана Роквела, классика американской живописи века XX-го, – «Линейщик», написанный в 1949-м.



Сосредоточенный, широкоплечий, с твёрдым характером и характерной ямочкой на подбородке. Нет развевающихся по ветру кудрей, линейщик коротко острижен, и на голове не ушанка, но традиционная американская кепка-бейсболка. Сколько искренней симпатии и уважения, столько сочных, интересных нынешнему, современному зрителю технических деталей и подробностей монтёрской экипировки. Надо сказать, что Роквел, художник невероятно работоспособный, прожил долгую творческую жизнь и работ написал очень много; не зря сами американцы считают его летописцем Америки 20 века.

На холстах Роквела, и впрямь, можно найти не только безымянного линейщика из первых послевоенных лет, но и известного космонавта. («Человек на Луне», 1967) Мечтал ли о таком шансе авангардист Богомазов в 1915-м, когда изображал своего Монтёра на новом деревянном столбе в новом для тогдашнего мира ракурсе. В новом небе – небе, уже исчерченном зигзагами электрических линий? Вопрос риторический. Но что поделать, люди любят задавать риторические вопросы.

Ведь это способ выразить своё восхищение перед этим миром, и перед возможностями, данными Творцом человеку и человечеству.

Электричество – одна из них.


опубликовано в журнале "Энергостайл", сентябрь 2018

электричество

Просмотров: 41