Единственные на сегодня в Екатеринбурге курсы литературного мастерства в очередной раз объявили новый набор. Это значит, что в начале сентября в мансарду Областной детской библиотеки на ул. К.Либкнехта, 8 вновь придут те, кто мечтает стать писателем.

        «Литературная мастерская Елены Ленковской» — место, где начинающие авторы могут получить профессиональную консультацию и разбор своих произведений.

        Много ли у нас в городе тех, кто намерен стать писателями? Кто эти люди, каков их возраст, образование, род занятий. На эти и другие вопросы портала «УралУчёба» отвечает руководитель Литмастерской, писательница и литературный критик Елена Ленковская.

 

     — Елена Эдуардовна, кто приходит в вашу Литмастерскую?

      — Разный приходит народ. И молодёжь, и люди зрелые, состоявшиеся в других сферах. В прошлом сезоне у нас занимались инженер и искусствовед, зоолог, три девятиклассницы, ведущий экономист, а ещё — маркетолог, архитектор, преподаватель ВУЗа... Были и совсем новички — с первыми робкими литературными опытами; и те, кто уже имеет в своём арсенале рассказы, повести и даже романы.

 

    — И у каждого — свой запрос?

     — Конечно, каждый ищет и получает на курсах писательского мастерства что-то своё. Кто-то — внятный критический комментарий к своим произведениям, кто-то — навигацию в издательской сфере, иные — мощный толчок к тому, чтобы, наконец, завершить давно начатые произведения, и т. д. И все без исключения — новые специальные сведения и навыки работы с художественным текстом. К тому же, вне зависимости от опыта, все те, кто приходят, нуждаются в единомышленниках, в обратной связи, в живом интересе к результатам своих творческих усилий.           И в Литмастерской всё это есть — и профессиональная оценка, и дружеское общение, и учёба, и внимание к каждому.

 

     — Заниматься стоит только тем, кто собирается стать писателем?

     — Вовсе нет. Побывать на писательской кухне — это же само по себе интересно. Здесь вы получите наглядное представление, как устроена художественная литература изнутри. Как сделаны книги.   

          Да, мы «учимся писать», но параллельно получаем навыки осознанного чтения, начинаем яснее видеть достоинства и недостатки любого текста. «Что автор хотел сказать и что у него «сказалось» в результате?» Или: «За счёт чего получилось добиться такого яркого впечатления?» Или: «Почему мне эта работа не нравится? Что в ней не так?» — Отвечая на подобные вопросы, мы развиваем способность глубже проникать в замысел автора, вникаем в тонкости, учимся и разумно критиковать, и восхищаться: со знанием дела, отдавая должное писательскому мастерству.

 

      Елена Эдуардовна, а как проходят ваши встречи?

     — Занимаемся два раза в неделю по два-три часа. Лекции короткие, но насыщенные. Домашних заданий почти нет, зато много практики в аудитории: пишем небольшие тексты почти на каждом занятии, и тут же обсуждаем результаты.

          Учебные миниатюры, по общему признанию, это — самое сложное, но и самое интересное в нашей совместной работе.

         Система письменных учебных заданий складывалась у меня постепенно, в течение нескольких лет. Изначально она была нацелена на то, чтобы помочь освоить теорию на практике. Но оказалось, эта методика имеет и другие, не менее важные, плюсы. Например, позволяет всем курсантам — вне зависимости от их опыта и творческого темперамента — обрести уверенность, «раскрыться», начать писать свободнее.

 

     — Лечите людей от «боязни белого листа»?

     — Да. Можно и так сказать. Лечим, и довольно успешно.

 

     — А вы можете сразу определить, есть у человека литературное будущее или нет?

     — Сразу? Ну, по цвету глаз я это сделать не могу...

 

     — Но по текстам-то вы можете сказать, кому стоит писать, кому нет?

     — Писать стоит, если писать хочется. И ни у кого не нужно на это спрашивать разрешения!!! У меня в том числе... В конце концов, литературное творчество — прекрасный способ познания и мира, и самого себя.

          Другое дело публикации, карьера профессионального писателя. Тут потребуются не только известная одарённость, но и мастерство, и мужество, и ответственность, и большая внутренняя сила, и готовность быть на виду, быть мишенью для критики.

          Некоторым своим курсантам я прямо говорю — я жду! Терпеливо жду вашу книгу. На моей полке уже готово для неё место. Думаю, это важный стимул. Когда вашу книгу ждут не только ваша жена, бабушка или друзья-приятели, но критик со стажем.

 

     — Критик, судя по вашим рецензиям на книги, вы весьма взыскательный. А какой вы преподаватель? Суровый или ..?

     — Критик — да, критик я строгий. А преподаватель... Мне нравится, когда есть живая, непосредственная реакция на текст — смешно, значит смеёмся, здорово придумано — восхищаемся, озадачил автор — не скрываем своего недоумения или удивления. Это, кстати, первое, что люди здесь получают: внимание к результатам своих творческих усилий и открытый эмоциональный отклик.

           А дальше... Во время разбора мы прежде всего выделяем достоинства текста (кое-какие из них, кстати, бывают не очевидны для неопытного глаза, но от этого не становятся менее ценными). Разумеется, похвала у нас только по делу. В ином виде она вредит, потому что всё обесценивает. Да и у меня, как у критика со стажем, нет привычки бросать слова на ветер. А в местах, где вижу недостатки, сразу даю понять, куда стоит двигаться, чтобы их избежать. Вот и всё. Нормальная учёба. А как иначе?

           Окрепшие «старички», из тех, кто посещает курсы уже не первый сезон, иногда храбро заявляют мне: «Что-то слабо вы нас критикуете, Е.Э., надо бы посильнее».

 

     — И что вы им отвечаете?

     — Когда придёте с опубликованной книгой, по-другому поговорим: в жанре литературной рецензии будет разговор.

 

     — Приходят?

     — Да. У тех, кто посещал три года назад самые первые занятия на курсах «Литсовет» (из которых и выросла моя нынешняя Литмастерская), уже не только появились первые публикации в сборниках и литературных журналах, но и книги. Вот, в ноябрьском номере «Урала» в моей критической рубрике «Детская книжная полка» будет рецензия на книгу Елены Мамонтовой.

 

      Выходит, курсы исправно выполняют свою главную задачу? Выпускать писателей в жизнь?

      Конечно, когда тебе сообщают, что текст, который мы разбирали на семинаре, попал в редакционный портфель, и скоро станет книгой — это удивительное чувство. Это радость необыкновенная! Но ведь в том, что у курсантов начинают издаваться книги — заслуга не только курсов, но прежде всего самих ребят. Да и задачи любой писательской школы гораздо шире, чем выход новых книг. Формирование активной, живой литературной среды, к примеру. И потом, поверьте, для многих Литмастерская — как спасательный круг.

        Это я, кстати, осознала до конца не сразу. Сначала мне казалось, что главное — грамотно делиться информацией. Потом стало ясно: во многом наши занятия — свое рода психологический тренинг. И в конце каждого выпуска я вижу как результат не только наработку профессиональных навыков и новую, уже сознательную ориентацию в пространстве литературного творчества, но собственные преодоления и личностный рост — у каждого!

     Словом, проработав в качестве преподавателя в этой сфере три года, и уже организовав свою собственную мастерскую, я поняла: обучать, создавая творческую дружелюбную атмосферу, ободряя и воодушевляя — это прекрасная миссия. Впрочем, это уже разговор не столько о литературе, сколько о жизни. Во всей её полноте...


     беседовала Маргарита Карташова

     июль 2018   

     [текст интервью на сайте]

 

«Писать стоит, если писать хочется...»

(интервью порталу УралУчёба, июль 2018)